ruenfrit
Войти Регистрация

ВОЙТИ НА САЙТ

Логин
Пароль
Запомнить меня

Тренер откровенно рассказал о себе и своей работе в программе «В людях».

Шантарович: «Когда пришли в общественное объединение «Спартак» – на этом корабле мы и жили. У нас комнаты были. И дети с 8 утра до 8 вечера»

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Вы сказали, что Вы пошли в этот вид спорта за учителем.

Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
За тренером, да.

Вадим Щеглов:
За преподавателем, который Вас сумел заинтересовать. А чем этих молодых ребят в непростые времена заинтересовывал Шантарович?

Владимир Шантарович:
Во-первых, такое время – 1975-76-е – я скажу, приток в детско-спортивные школы был довольно неплохой. Ещё не было тех ноутбуков, тех смартфонов, не было тех телефончиков, как сейчас, например. И ещё детско-спортивных школ в определённых городах ещё не было. Вот появилась гребля – город Мозырь. Что ещё – был бокс. Может быть, немного – лёгкая атлетика, немножко штанга. Но масса основная шла через этот вид спорта. Детей проходило, особенно в оздоровительную кампанию. И вот чем я их брал? Они тоже приходили неосознанно. Они шли тоже на тренера – когда-то видели, кто-то кого-то приводил. Вот одному понравилось во дворе, а он за компанию тянул. Но самое главное, я прекрасно понимал, что их нужно как-то задерживать на этой базе.

Поэтому я жил и ночевал на этой работе, мы с другом. Все. Мы жили просто на этой базе. Особенно потом, когда из детско-спортивной школы пришли в общественное объединение «Спартак» – на этом корабле мы и жили. У нас комнаты были. И дети с 8 утра до 8 вечера. Это походы, это летняя оздоровительная кампания, это ремонт инвентаря. Вот они сутками жили. И яркий пример для подражания преданности этому виду спорта – это, я думаю, это мы предоставляли сами. Мы отданы вот этому любимому делу.

И вот я думаю, что и в семьях разговаривали: «Ну, а что там ваши тренера делают: пьют они там или работают?» Говорят: «Работают». И приходили – посматривали, что дети всё время окружены заботой, вниманием 24 часа в сутки, по большому счёту. Я не помню, чтобы кто-то из моих, уже 47 лет лодочки эти мы гоняем с другом, я не помню ни одного плохого поступка, который бы совершили эти ребята, живя по какому-то понятию, в рамках государственных законов.

Шантарович о сыне – тренере сборной Казахстана: «Переиграет он меня, найдёт своих воинов – я буду только рад»
Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Ваш сын сегодня тренирует сборную по гребле Казахстана. Не боитесь, что он может Вас опередить?

Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
Я уже давно говорил – я, вообще, ничего не боюсь. Я не боюсь никаких соседей наших там – Польша, Россия. Это если мы играем все честно. Мы честно играем по одним правилам, мы честно выходим, мы все в одинаковом каком-то состоянии. Но, бывает, оно не одинаково в силу тех методик, которые передаются. Сегодня спортивный шпионаж – он как присутствовал, так и присутствует. Сегодня что-то написал, сказал – завтра всё это может узнать весь мир. Поэтому нет у меня никаких секретов. Вот мы соревнуемся.

Но самое главное – каких ты воинов себе на битву подбираешь. Это человек без нервов, это стальной. Сегодня буря, ветер – они всё… Это люди эмоциональные, которые могут плато своих знаний или своих результатов поднять на 5%. Не на 3% – на 5%. Вот если ставится такая психологическая задача. Вот это воины. Переиграет он меня, найдёт своих воинов – я буду только рад.

Шантарович о сыне – тренере сборной Казахстана: «Переиграет он меня, найдёт своих воинов – я буду только рад»
Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Ваш сын сегодня тренирует сборную по гребле Казахстана. Не боитесь, что он может Вас опередить?

Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
Я уже давно говорил – я, вообще, ничего не боюсь. Я не боюсь никаких соседей наших там – Польша, Россия. Это если мы играем все честно. Мы честно играем по одним правилам, мы честно выходим, мы все в одинаковом каком-то состоянии. Но, бывает, оно не одинаково в силу тех методик, которые передаются. Сегодня спортивный шпионаж – он как присутствовал, так и присутствует. Сегодня что-то написал, сказал – завтра всё это может узнать весь мир. Поэтому нет у меня никаких секретов. Вот мы соревнуемся.

Но самое главное – каких ты воинов себе на битву подбираешь. Это человек без нервов, это стальной. Сегодня буря, ветер – они всё… Это люди эмоциональные, которые могут плато своих знаний или своих результатов поднять на 5%. Не на 3% – на 5%. Вот если ставится такая психологическая задача. Вот это воины. Переиграет он меня, найдёт своих воинов – я буду только рад.

Шантарович: «Я имею нормальную европейскую зарплату»
Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
Я удовлетворил все свои амбиции, я не знаю, чего я не выиграл, и я имею нормальную европейскую зарплату. Пусть не супервысокую, но этого мне хватает, чтобы сегодня жить нормально.

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
А сколько зарабатывает тренер?

Владимир Шантарович:
Хорошая европейская зарплата. Вот Вы возьмите и прочитайте.

Вадим Щеглов:
Я не знаю, сколько европейцы зарабатывают.

Владимир Шантарович:
Мне хватает. И моей семье. Я квартиру в Минске построил почти в 60 лет. Дом почти в 67 лет. Это вот когда поезд идёт по расписанию. В другом государстве, может быть, это и побыстрее будет. Может быть, там оценка другая. Но какая есть оценка, так и надо на неё настраиваться. Не нравится – уезжай. Но мне всё нравится в этой стране.

«Она – моя ученица». Шантарович рассказал о жене
Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Вы сказали, что ночевали на работе долгие годы, с 9 до 9, а потом и жили. Потом начались командировки. Вы часто колесите по миру. У меня всегда был такой вопрос – как это супруга терпит Ваша?

Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
Супруга, я так думаю, слушайте очень внимательно: вот если молодой человек, тренер-специалист – у него супруга, допустим, с другой отрасли – артистка балета, театров каких-то, биолог, педагог, математик, физик – я думаю, им сложно ужиться. Нужно, чтобы ты был понимаемым в семье. Ты пришёл домой – тебя понимают. И если соприкасаются ещё две отрасли – и она со спорта, и я. Она – моя ученица.

Понимаете? И когда ты приходишь, ты прекрасно понимаешь, что тебя понимают, тебя ждут. Вот, мне кажется, вот это и терпёж – в этом и заключается понимание.

А все же молодые жёны – они все хотят сразу много и очень много. Это такая жизнь. А их же нужно заработать. А ты заработаешь в этой отрасли – спорт? Спорт пока – это не спорт ещё высших достижений. Это десяток лет нужно поработать.

Почему? Ты начинал только, пока ты отобрал группу, эта группа совершенствуется и показывает результаты. Те результаты, которые уже будут серьёзно оплачиваться как тренеру – это 5-6 лет. Это средненько ещё. И ты прекрасно понимаешь, что ты выбрал отрасль, зная, что ты только через 8-10-15 лет выйдешь на плато своего экономического какого-то состояния. И ты должен в семье это объяснить: «Подожди, придут рано или поздно».

Владимир Шантарович: «Это отрасль народного хозяйства – спорт высших достижений»
Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Любые одарённые люди – люди с непростым характером. Наверняка, и у чемпионов характер не самый простой. А вот у Вас есть любимчики, и как Вы подстраиваетесь под своих воспитанников?

Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
Я скажу, что ни под одного я не подстраиваюсь. Просто вот не подстраиваюсь! Вот есть производство. Я всегда говорю, вот есть производство. Это отрасль народного хозяйства – спорт высших достижений. В производстве есть тоже какие-то определённые арифметические понимания. Это что – это нужно работать. Возраст-то берёт своё – вот я к чему подвожу сейчас всё. И в каком бы ты возрасте не был, это циклика. Надо работать, работать. Выносливость – не поработал 3 недели – на 20% падаешь. Силу не сделал – она падает. Всё, силовой компонент падает. Всё-всё-всё. Поэтому нужно себя держать в состоянии от той модели, которую ты хочешь показывать, допустим, процентов 80 – это тогда, когда заканчивается сезон. Ниже уже опускаться нельзя. Нужно опять себя поддерживать.

Главный недостаток – нет хобби. Владимир Шантарович в 8 честных ответах на неожиданные вопросы
Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Какое качество Вы больше всего цените в людях?

Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
Порядочность.

Вадим Щеглов:
Для спортсмена главное – …

Владимир Шантарович:
Великому спортсмену главное – удача!

Вадим Щеглов:
Вас легко вывести из себя?

Владимир Шантарович:
В фрагмент этой жизни – да.

Вадим Щеглов:
«Больше всего я боюсь…»

Владимир Шантарович:
Больше всего в жизни я боюсь предательства.

Вадим Щеглов:
О чем Вы мечтаете?

Владимир Шантарович:
Флаг, гимн страны на всех международных мероприятиях.

Вадим Щеглов:
Ваш главный недостаток?

Владимир Шантарович:
Нет хобби.

Вадим Щеглов:
Чем Вы гордитесь больше всего?

Владимир Шантарович:
Это то любимое дело, которым я живу.

Вадим Щеглов:
Чего Вы никогда не простите?

Владимир Шантарович:
Предательства.

Шантарович: «Когда пришли в общественное объединение «Спартак» – на этом корабле мы и жили. У нас комнаты были. И дети с 8 утра до 8 вечера»
Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Вы сказали, что Вы пошли в этот вид спорта за учителем.

Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
За тренером, да.

Вадим Щеглов:
За преподавателем, который Вас сумел заинтересовать. А чем этих молодых ребят в непростые времена заинтересовывал Шантарович?

Владимир Шантарович:
Во-первых, такое время – 1975-76-е – я скажу, приток в детско-спортивные школы был довольно неплохой. Ещё не было тех ноутбуков, тех смартфонов, не было тех телефончиков, как сейчас, например. И ещё детско-спортивных школ в определённых городах ещё не было. Вот появилась гребля – город Мозырь. Что ещё – был бокс. Может быть, немного – лёгкая атлетика, немножко штанга. Но масса основная шла через этот вид спорта. Детей проходило, особенно в оздоровительную кампанию. И вот чем я их брал? Они тоже приходили неосознанно. Они шли тоже на тренера – когда-то видели, кто-то кого-то приводил. Вот одному понравилось во дворе, а он за компанию тянул. Но самое главное, я прекрасно понимал, что их нужно как-то задерживать на этой базе.

Поэтому я жил и ночевал на этой работе, мы с другом. Все. Мы жили просто на этой базе. Особенно потом, когда из детско-спортивной школы пришли в общественное объединение «Спартак» – на этом корабле мы и жили. У нас комнаты были. И дети с 8 утра до 8 вечера. Это походы, это летняя оздоровительная кампания, это ремонт инвентаря. Вот они сутками жили. И яркий пример для подражания преданности этому виду спорта – это, я думаю, это мы предоставляли сами. Мы отданы вот этому любимому делу.

И вот я думаю, что и в семьях разговаривали: «Ну, а что там ваши тренера делают: пьют они там или работают?» Говорят: «Работают». И приходили – посматривали, что дети всё время окружены заботой, вниманием 24 часа в сутки, по большому счёту. Я не помню, чтобы кто-то из моих, уже 47 лет лодочки эти мы гоняем с другом, я не помню ни одного плохого поступка, который бы совершили эти ребята, живя по какому-то понятию, в рамках государственных законов.

Шантарович о событиях 2016 года: «Это преступление, про которое я кричал на всех перекрёстках»
Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Давайте вспомним не самое простое время для вашего вида спорта – 2016 год.

Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
Ну что будем вспоминать? Это уже избитая тема. Сколько мы уже говорили. Никаких претензий WADA к нам не имела. Никаких претензий международная федерация к нам не имела. Там имела претензии какие-то вымышленные NADA французская. Понимаете? И она вот взбудоражила это всё-всё-всё. Но кто-то воспользовался этим. Я не думаю, что NADA сильно воспользовалась французская. Но определённые люди, когда подхватили эту тему, они ей воспользовались. Из работников федерации международной гребли на байдарках и каноэ. А дальше, может, кто-то ещё посторонний воспользовался, одно из государств – у кого не было, допустим, этих лицензий. Здесь – это просто сговор. И это преступление, про которое я кричал на всех перекрёстках.

Вадим Щеглов:
Но Вы руки не опустили и боролись до конца. И в арбитраже доказали свою правоту.

Владимир Шантарович:
Всё правильно, всё доказали, всё сделали. Через 4 месяца мы были уже реабилитированы, до Нового года. С нас всё сняли, но время-то ушло! Ушли годы. Ушёл год.

Вадим Щеглов:
Вам не обидно?

Владимир Шантарович:
Конечно, обидно. Чего – не обидно? Обидно, обидно, обидно. Но что сделаешь? Жизнь не останавливается, надо идти, доказывать, переигрывать.

Но если ты хочешь жить этими воспоминаниями и сидеть на завалине и говорить: «Ох, меня обидели»… Ну, надо пойти и их уже обижать. Обижать одним оружием: у нас это – показывать результаты.

Шантарович о 90-х: «Мне кажется, один из подвигов – что я остался. Многие поуходили, уезжали»
Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
А было до спорта в 90-е?

Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
Я скажу, что, во-первых, я думаю, те руководители, которые работали в экономике, я думаю, все старались, как накормить страну. Вот – привести её в порядок, убрать эти очереди за хлебом, за спичками, за мылом. Всё было – проблема. Всё – проблема, и ещё здесь до спорта. Поэтому да.

Уже мы начали понимать, что в стране лодочка уже стоит тысячу долларов. Это мы раньше как-то не осознавали. Получалось, что кто-то нам что-то в клюве приносил. А тут надо что-то делать!

Ты прекрасно понимаешь, что всё. Ты уже становишься не востребован. И вот эти годы становления в независимом нашем – они тоже затянулись. Они тянулись до 2000-ых. К концу 2000-ых уже пришёл какой-то, какой-то уже начинался порядок. Уже что-то начало получаться в нашей стране. Вот у меня такое чувство.

Вадим Щеглов:
А не было такого, что какая тренерская работа – вот люди в Польшу ездят, продают товары, а Вы сидите тут за 15 долларов?

Владимир Шантарович:
В принципе, и такие мысли были. И вот понимаете, мне иногда задают такой вопрос: «Шантарович, а какой ты самый совершил подвиг в жизни, что ж ты такое сделал?» И мне кажется, один из подвигов, это не подвиг – не знаю, что это – что я остался. Многие поуходили, уезжали. А я брал свой рюкзачок – там 9-ка ходила у нас автобус в Новики, там база была. И я в полдевятого стартовал – полдевятого вечера назад.

И вот тоже те дети, которые с нами совершенствовали свое мастерство – я прекрасно понимал. Я говорю: «Ну что вы кушали дома? Наверное, сала нарубались?» Они мне говорили: «Владимирович, сало может быть 1-2 раза в неделю». Понимаете, как тогда люди жили?

Я скажу, что пережили мы это время. Пусть болезненно, но мы его пережили. По-другому ну как выживешь? Пережили! И сразу расклеиться, и говорить, что всё плохо в стране – у меня даже такой мысли никогда не было. Я понял, что сегодня нужно – вот такая жизнь. И ячейка стала – это твоё государство, это твоя семья. Всё, больше ничего. И ты выживай. Но государство все равно притянет рано или поздно – придёт какой-то порядок, экономика выстроится. Такого ералаша быть не должно. Я верил каждый день.

Тренер Шантарович: «Издеваюсь сам над собой, и заставляю этих ребят издеваться. Это уже методика»
Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Вы помните, кто из воспитанников стал первым олимпийским чемпионом?

Владимир Шантарович, тренер по гребле на байдарках и каноэ, заслуженный тренер БССР:
Ну, я скажу, что этот путь был такой приличный. Это первый путь. Были первые пробы Олимпиады, той методики. Я в Советском Союзе работал, это были 80-ые годы – начало 80-ых. Это был 1985-86-ой, 1987-накатывался, предолимпийская неделя в Сеуле – я уже в сборной команде Советского Союза. И у меня в группе был парень со Светлогорска Баньковский Дмитрий. И в то же время, какая бы сильная в то время сборная ни была Советского Союза, всё равно индивидуальность подготовки должна была присутствовать.

И вот этот Дмитрий, с которым я работал цикл весь, даже, может, больше, лет 5-6 мы шли к этому, и он занял на Олимпийских играх в Сеуле 4-е место. И я уже тогда понял, ничего никому не афишируя, я понял – я уже в чём-то разбираюсь. Мне так казалось.

Вадим Щеглов:
А что Вы тогда почувствовали?

Владимир Шантарович:
Я почувствовал, во-первых, запах этой работы, которая мне приносит удовольствие. Она приносила мне уже удовольствие.

Вадим Щеглов:
Вот такой азарт, да?

Владимир Шантарович:
Издеваюсь сам над собой, и заставляю этих ребят издеваться. Почему? Потому что это уже методика. Это уже не жизнь в комфорте.

Это уже нужно реализовывать свои задачи, планы, отвечать за сказанное. Это как тренеру и спортсмену, если он подписывает контракт на работу со мной или с организацией, он должен трудиться. А это уже труд, это серьёзный труд профессионала.

И вот поэтому я вкус этого понял. И вот это – решить вопрос медали стоял, уже после этих Олимпийских игр в Сеуле я уже начал замахиваться как-то. Я созревал для того, чтобы решить уже такие задачи, как завоевание медали на Олимпийских играх. Но проходит ещё 4 года – всё. Раз – Советского Союза нет! Всё! Советский Союз расходится по своим «квартирам», по союзным республикам бывшим. На первый план выходят люди – не герои. Понимаете?

Источник: СТВ.

Видео

Смотреть все видео

Календарь мероприятий

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

International News

Интервью

Ольга Федоровна Медведева
Спортивная школа гребли Медведевых

Школа гребли Медведевых

“Люблю свой город! Он замечательный! Неслучайно здесь, где Петр "в Европу прорубил окно", "на брегах Невы", начиналась славная история гребли России. Первые Императорские Яхт клубы... Первые гребные клубы России... Великие имена, заслуженные спортсмены и тренеры... Мы хотим всего лишь продолжить славные традиции!.. Мы будем - и Вы будете - их продолжать вместе с КаноэСпорт!”