ruenfrit
Войти Регистрация

ВОЙТИ НА САЙТ

Логин
Пароль
Запомнить меня

Я буду болеть за вас, Маргарита МАХНЕВА. Признаюсь, мне не очень понравились ваши ответы на некоторые вопросы, но вы, несомненно, имеете право на собственное мнение.

Равно как на огненное интервью с гарантированным числом комментариев на форуме “ПБ”. Но моя симпатия к вам простирается дальше — вдоль голубой глади бесконечных водных каналов, на которых вам приходится гоняться с утра до вечера. Гребля — спорт каторжный и совсем не женский, но куда деваться, если он вам по душе.

Тем более белорусская четверка, в состав которой входит моя героиня, — одна из наиболее вероятных претендентов на золото Олимпиады в Токио. И как любому болельщику хочется, чтобы наш славный квартет, состоящий из действительно уникальных спортсменок, дружно шагнул на первую ступень пьедестала. На Олимпиаде в Рио у девушек была бронза, на прошлогоднем чемпионате мира серебро...

— Я так понимаю: пандемия на графике национальной сборной никак не отразилась.

— Да, по-прежнему двухразовые ежедневные тренировки, только теперь мужская и женская команды работают вместе — в Мозыре. Для меня это гораздо удобнее, у нас с супругом Вадимом здесь дом. А что может быть прекраснее маршрута дом — работа — дом?

— Вообще-то решение парадоксальное: в этой ситуации, наоборот, все стараются максимально оградиться. А вы съезжаетесь...

— На самом деле, как надо, знает только бог. Предполагаю, что переболеть коронавирусом придется каждому, как бы мы ни страховались. Главное, чтобы прошло без осложнений и наши организмы выработали иммунитет.

— Люди стали очень чувствительны к любым покашливаниям в общественных местах. У спортсменов, знаю, это служит предметом для шуток...

— Недавно мой сын Марсель в магазине повернулся к женщине и покашлял. Вы бы видели выражение ее лица. Я не выдержала и рассмеялась: “Сынок, иди сюда!” В ответ: “А вот совсем и не смешно!” Сейчас людьми быстро овладевает паника, раньше ведь никто бы и не заметил, что трехлетний ребенок чихнул.

— Однако на международной арене у нашей страны сложился имидж бесстрашной. Продолжаем играть в футбол...

— В этом плане я поддерживаю нашего президента. Мне кажется, здесь много политики и кому- то это все было нужно — закрыть Европу, весь мир и поставить их на колени. Хотя, конечно, могу и ошибаться.

— Но кому?

— Ой, мнений много. Что есть один очень богатый американец, который решил проредить население. Что позже появится вакцина, которая будет действовать на всех по-разному и… Хотя нет, повторять слухи не хочу, так как придумать действительно можно что угодно.

Мне нравится, что в Беларуси подошли к решению проблемы правильно — ничего не закрыли. Но население знает, что лучше все же остерегаться. Хотя все ведут себя по-разному: кто-то с работы сразу домой, а кто-то гуляет по городу и посещает общественные места. Но, кажется, мы еще больше завыли бы, если бы нас закрыли, как в Европе. Впрочем, белорусы — народ сильный, со всем справимся.

— Мы-то справимся. Плохо, если Европу потом от белорусов закроют, что уже начали делать в некоторых странах.

— Всякое может быть, однако потом европейцы поймут, что мы все делали правильно.

— Но вы готовы тренироваться исключительно на отечественных базах?

— Я готова. Мы приспособимся к любым условиям. Главное, видеть цель и не замечать препятствий.

— Цель отодвинулась на год. Что вы испытали, узнав о переносе Игр в Токио?

— Поняла, что у нас появилось время стать еще сильнее, что мы отточим мастерство, и все будет прекрасно. Предпочла найти в этой ситуации только плюсы. Мне проще, потому что я уже мама. У нас в экипаже есть девчонки, у которых детей пока нет, и они хотели родить после Олимпиады. Но, значит, так и должно быть.

— Тем не менее изменения в тренировочном процессе наверняка произошли. Ведь теперь непонятно, к чему готовиться.

— Наша “молодежка” сейчас пашет, ей это больше нужно, чем нам. Мы же ушли на 50-70 процентов от максимальной работы, поддерживаем функционалку в том режиме, который нужен сейчас. Готовимся к чемпионату и двум Кубкам страны, они состоятся в конце каждого из трех летних месяцев.

На самом деле очень важно давать организму паузу. После отдыха он быстро все наверстывает. Я это хорошо знаю, потому что в прошлом году получила травму колена и прекратила тренироваться в октябре. Начала лечить надрыв связки и шесть недель занималась только коленом, понимая, что впереди ответственный сезон. А потом за три месяца набрала отличную форму — просто потому, что организм получил передышку и благодарно на это среагировал.

— Может, пора уже в одиночку пересаживаться?

— Я так карьеру и начинала. Одиночку надо уметь ходить. Я хочу и стараюсь. Может, как раз в этом году получится.

— Случайно узнал сокровенное.

— Не все такие уникальные, как Оля Худенко и Марина Литвинчук. Есть люди, которые хороши в чем-то одном, — вот я хороша в экипаже. Может, какая-то неуверенность есть… Хотя, наверное, надо просто выиграть у девочек, чтобы сесть в одиночный экипаж. Впрочем, не скажу, что это какая-то осознанная цель. Мне хватает и четверки. Если в ней мы станем олимпийскими чемпионками, буду самым счастливым человеком на свете.

— Ваши амбиции только спортом не ограничиваются: вы единственная из квартета, кто пошел за вторым образованием — в Академию управления.

— Было много плюсов: учиться всего три года, не так дорого, да и надо думать о профессии после спорта. Но теперь понимаю: для того чтобы стать настоящим адвокатом, заочная форма обучения, конечно, не вариант. Закончу и буду думать о третьем высшем.

— Вы ведь пошли учиться в академию вместе с супругом.

— Да, но Вадим пока бредит идеями тренировочного процесса и ему интересно опробовать на практике какие-то собственные методики. Не буду говорить за него, но, по-моему, муж хочет стать хорошим тренером. Ему есть что дать спортсмену. Ему нравится, когда к нему подходят и что-то спрашивают.

— Могу подсказать еще один вариант. Ваш коллега Александр Богданович после спорта успел побыть депутатом.

— О подробностях не спрашивала, но поняла, что не все так просто, раз уж он не пошел на второй срок.

— Бороться за правду всегда нелегко. Например, Марине Литвинчук и Ольге Худенко (моя любимая тема) обещают квартиры уже девятый год. За это время они выиграли уйму медалей на Олимпиадах, чемпионатах мира и Европы, но воз и ныне там.

— Мы понимаем: страна наша не то что бы бедствует, но не цветет и пахнет. И не может нам дать всего, чего хотим. Видимо, надо довольствоваться тем, что есть. Либо просить как- то по-другому.

— Лучше, конечно, ничего не просить. Классик говорил, что сильные сами дадут. Но в нашей стране это правило не работает.

— Сложный вопрос. Я не бедствую, но и не шикую. На хлеб хватает — и то хорошо. Было бы приятно, если бы в Мозыре или Гомеле — о Минске, понятно, и не заикаюсь — нам сказали: “Девчонки, вы столько медалей принесли родной стране, что мы решили дать вам возможность купить квартиры со скидкой”. Но такого нет. Времена, когда чемпионам можно было рассчитывать на квартиры, прошли, а обещать, вы сами знаете, у нас умеют очень хорошо.

Однажды было так. Звонят: “Срочно подготовить все документы!” Мне проще, я в Минске, а девочки в Португалии. Но через кого-то успели собрать в срок. Подумали: “Класс!” А потом говорят: “Извините, но ничего не будет”. И вот это уже больно.

— Бывает. Кстати, из ваших Хойников на самом деле вышло не два, а сразу три больших спортсмена. Ольга Худенко, Маргарита Махнева и…

— Как его фамилия?.. Тренер БАТЭ.

— Уже ЦСКА. Виктор Гончаренко. Но вопрос о другом: чьим именем улицу в Хойниках назовут раньше?

— Конечно, Гончаренко — и даже если мы выиграем Олимпиаду. Я в детстве интересовалась многими видами и, помню, Олимпиаду-2004 во все глаза смотрела. Занималась тогда дзюдо. Следила за этим видом, легкой атлетикой и футболом, потому что папа им увлекался. Даже знала фамилии выдающихся тренеров и игроков. Так вот, когда объявили, что бронзу в гребле выиграли наши ребята Петрушенко и Махнев, подумала: что это еще такое? Сегодня ничего не изменилось. Если спросить на улице у прохожих, что они знают о гребле, в лучшем случае вспомнят о Карстен — потому что она действительно великая спортсменка. А того же Гончаренко назовут сразу: о, БАТЭ, конечно, знаем!

— Досадно, что олимпийских чемпионов по гребле знают меньше, чем чемпионов Беларуси по футболу?

— Пятьдесят на пятьдесят. Я рада, что меня не узнают, и живу спокойно. Никакие фанаты не преследуют. Для меня главное — быть лучшей в профессии. Там я перфекционистка. И не звезда. Многие ведь также не знают, как работают те же журналисты. Если они на Олимпиаде поспят часа три, уже хорошо. А сколько они всего делают, чтобы люди больше узнали о спорте и спортсменах. Я тоже могу гордиться ими, как они гордятся нами. Да, мы на экране, журналисты за кадром, но это не значит, что они работают меньше, чем я. Если что-то делаешь хорошо, никому не говори. Просто делай.

— С кого в белорусском спорте стоит брать пример?

— Идеала для меня нет. Сразу вспомнились Домрачева и Герасименя. Конечно, они молодцы, вызывают и уважение, и восхищение — общалась с обеими. Они абсолютно разные. Даша прямо свойская-свойская. Милейшее создание и безумно скромная, а Саша — горячая девчонка. Мне кажется, она до конца не открывается, возможно, где-то играет на публику. Однако не скажу, что это плохо. Это нормально.

— Герасименя известна рядом радикальных высказываний.

— Я в этом точно не разбираюсь. Может, поэтому она и непонятна мне. Когда чего-то не понимаю, и не хочу вникать. Это равносильно тому, что я вдруг зайду в футбольную раздевалку и начну давать команде установку на следующий матч. Да, я знаю правила, сама спортсменка, но конкретно в этом виде я дилетант.

— Есть темы, которые должны быть интересны каждому. Например, в августе пройдут президентские выборы. Вы в курсе, кто собирается баллотироваться?

— Нет. Скажу больше, даже если бы кого-то знала по выступлениям в телевизоре, все равно проголосовала бы за нашего президента.

— Потому что он спорт любит?

— Нет, просто каждый думает, что именно при нем будет лучше. Но все они глубоко ошибаются. Как раз таки с Лукашенко у нас то, что нужно.

— Поспорить сложно, ведь мы находимся в топе сильнейших экономик мира…

— А вы хотите сказать, что если поставить Иванова, то там вскоре окажемся?

— Все-таки 26 лет у власти многовато. Я бы дал шанс. Но только не Иванову, конечно.

— Не знаю. Возможно, просто боюсь радикальных перемен. Я не знаю белорусский язык и не понимаю его. Вспоминаю предыдущие выборы, как одна женщина говорила, что у нас все будет на белорусском. И я думаю: ну как же так, если весь народ говорит на русском?..

— С другой стороны, как-то позорно белорусу не знать собственный язык.

— Вокруг меня все общались на русском. Может, мама не говорила, что я должна его действительно хорошо знать. Только: “Дочка, надо учить”. Я учила, но не понимала.

— Ничего, может, ваш сын Марсель сломает эту традицию. Слышал, вы даже рассматривали имя Шерлок.

— Да это была шутка. Она зашла, и я решила пустить ее в жизнь в одном из интервью. Просто люблю этого персонажа. Как-то заикнулась Вадиму, он был руками и ногами против.
Верю в то, что как корабль назовешь, так он и поплывет. Когда случайно услышала это имя и нашла в интернете его характеристику, сразу захотела назвать сына именно Марселем.
Что касается белорусского языка, конечно, в школе Марсель будет его изучать. Вопрос в другом. Если скажут выучить белорусский язык, я выучу, но есть ли в этом необходимость? Мы все говорим на русском, и не совсем понятно, зачем мы должны его знать. Кому он нужен? Возможно, только нам. Наверное, меня не красит, когда я, белоруска, так говорю о родном языке…

— Если честно, не очень.

— Я этим отнюдь не горжусь, но не вижу ничего плохого в том, что не знаю белорусского. И что, стану счастливее, если начну на нем говорить? Скорее это будет плюсом к моему интеллекту.

— Забыв родной язык, мы потеряем себя.

— Правда в этом есть, но экономика страны лучше от этого не станет. Просто надо дать человеку выбор.

— Возможно, ваше третье образование будет связано с экономикой? Всегда хочется находить ответы на вопросы, которые кажутся сложными и непонятными.

— В жизни все зависит от человека, и он всегда приспособится. Если захочет, чтобы у него все было хорошо, так и будет. Если человек будет отдаваться делу всей душой, то добьется результата. Мы ведь тоже начинали с нуля, но когда есть характер и перед тобой стоит цель, ты ее обязательно достигнешь. Любому спортсмену тяжело, когда он уходит из спорта. Легче, если есть куда уходить, но я таких не знаю. Может, их вообще нет. Однако если характер сильный, а у меня именно такой, то все будет хорошо.

Насчет образования еще не знаю, думаю. Мне оно нужно не для корочки, а для того, чтобы идти дальше. От всего, что бы ты ни делал, надо получать удовольствие. И когда такое дело найдешь, никогда не будешь работать. Сейчас я занимаюсь греблей. Хотя режет слух, когда говорю Марселю, что мама ушла на работу. Я не работаю — я этим живу. Мне за это платят, но я получаю удовольствие. Есть результат — и есть деньги. И потому не хочу идти туда, где не нравится, потому что потеряю себя.

Но я обязательно найду себя. Буду получать удовольствие и прибыль.

— Сначала надо выиграть Олимпиаду. Хотя, наверное, будете рады любой медали?

— Ну уж нет. Когда выхожу на старт, вижу перед собой только первое место. Кто-то скажет: ты что, сумасшедшая? Но я максималистка и понимаю, что мы давно уже созрели для золота, оно должно быть нашим. Чуть-чуть еще — и все. Надо доказать самой себе, что не зря я думаю о том, что это золото наше.

Найдутся те, кого и это не устроит. Но я уже давно не читаю комментарии. Есть люди, которым ты нравишься и которые всегда будут за тебя, даже если проиграешь. Есть люди, которым ты не нравишься. И что бы ты ни сделал, они всегда будут тебя поливать. А есть третьи, которым вообще пофиг. И это на самом деле круто.

Я отношусь к третьим. Мне пофиг, и я не лезу в то, чего не понимаю. Права не имею туда лезть и высказывать какое-то суждение. Я такая: либо буду восхищаться, либо не обращать внимания. И никому не укажу, что ему надо делать. Если человек занимается чем-то профессионально, он разберется и без моих советов.

— Кем последний раз восхитились?

— Черкашиной. Я как-то наткнулась на тест, где нужно было представить десять человек, которыми в какой-то степени восхищаешься. У меня сразу в голове — Синди Кроуфорд. Всегда нравились ее невероятная фигура, улыбка, то, как она себя подает. Конечно, в список попала моя мама, потому что на нее мне тоже хочется быть похожей. Внесла туда и Любовь Черкашину. Люба невероятная. Она настоящая. Я безумно расстроюсь, если это будет не так. А к тому тесту было пояснение: ты выбрала этих людей, потому что сама слегка похожа на них.

У Синди потрясающая фигура, я себя тоже люблю. Люба настоящая, я тоже. И все эти люди — часть меня. Когда мы познакомились, я смотрела на Черкашину и думала: класс, это мой человек, моя энергетика.

— Недавно мы с вашими подругами Герасименей и Черкашиной обсуждали вопрос: может ли президентом Беларуси стать женщина? Они сомневались.

— Я это мнение разделяю. Видела попытку Собчак, но Жириновский так ее отутюжил, что Ксения прямо расплакалась. Мы можем быть железными леди, но когда приходится сталкиваться с таким…

— Что поделать, Вольфович дурно воспитан, да и давно себе уже не принадлежит.

— Это понятно, но кто сказал, что в Беларуси нет таких хамов? Теоретически женщина-президент Беларуси — это возможно. Но практически, мне кажется, нет.

— Но по идее наши женщины сильнее мужчин. Взять хотя бы спорт. У слабой половины достижения на международной арене выше, чем у сильной.

— Не знаю, не отвечу на этот вопрос.

— Ах, Марго-Марго, всеми силами пытаюсь вытащить вас из плена убеждений, что только решительный мужчина спасет Беларусь.

— Скажу одно: я не исключаю того, будто кто-то думает, что все будет лучше. Но мы и не узнаем, если этот человек не попробует. Это палка о двух концах. Мне кажется, не важно, будет у нас президентом женщина или мужчина. Главное, чтобы президент был адекватным.

— Думаю, стоит ли задавать вопрос о Путине...

— Для меня он сильный. В какой-то степени жесткий. Человек, который ничего не боится. Хорошо это или плохо — не знаю. Но многие смотрят на него и боятся. Потому что он никого не боится.

— Мне кажется, сильнее тот, кто 9 Мая парад не забоялся проводить.

— Ха! Вы меня провоцируете!

— А вы как думали? Пресса, она такая…

— Главное, чтобы вы потом мои слова не перевернули. Будет неприятно, если так случится. Если бы хотела кого-то задеть, я это сделала бы. Но права не имею. Говорю лишь то, что думаю. Ну, нравится мне хладнокровие Лукашенко. Потому что не верю, что эта болячка пришла ниоткуда. Представляете, сидели бы мы на карантине уже два месяца. И что дальше?

— А я считаю, наша терпеливая страна может любого пересидеть.

— Мне так не кажется. Может, те, кто окружает нас с вами. А те, кто окружает Иванова и Петрова, не такие. Как только у них не будет денежек, они пойдут убивать и грабить. Я всегда говорю, что в Беларуси нет войны, нет наводнений, нет голода — что может быть прекрасней?

— Маргарита?

— (Смеется). Надо ценить то, что есть. Даже этот карантин заставил по-другому взглянуть на жизнь, на природу, которая нас окружает. Понятно, что мы всегда хотим большего, но давайте помнить, что на самом деле человеку для счастья надо не так уж много…

Источник: Прессбол.

Видео

Смотреть все видео

Календарь мероприятий

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

International News

Интервью

Ольга Федоровна Медведева
Спортивная школа гребли Медведевых

Школа гребли Медведевых

“Люблю свой город! Он замечательный! Неслучайно здесь, где Петр "в Европу прорубил окно", "на брегах Невы", начиналась славная история гребли России. Первые Императорские Яхт клубы... Первые гребные клубы России... Великие имена, заслуженные спортсмены и тренеры... Мы хотим всего лишь продолжить славные традиции!.. Мы будем - и Вы будете - их продолжать вместе с КаноэСпорт!”