ruenfrit
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me


Алексей Коровашков: Приятно чувствовать себя, как дома

Призер Олимпиады в Лондоне Алексей Коровашков cтал главным героем прошедшего в Москве чемпионата мира по гребле на байдарках и каноэ. 22-летний спортсмен-инструктор краевого центра спортивной подготовки принёс в копилку нашей страны сразу четыре медали: три золотых и одну серебряную. Притом что вся российская сборная на домашнем чемпионате завоевала лишь восемь медалей (четыре золота, два серебра и две бронзы). Во время недавнего пребывания на Алтае Коровашков, который, как выяснилось, родился 1 апреля и имеет отличное чувство юмора, рассказал «Алтайскому спорту» о своих нешуточных амбициях в спорте, трудном детстве и нелегком пути к успеху.

Помешали ловушки

Нынешний год выдался для вас щедрым на награды и титулы. Какая из медалей стала самой ценной?

– Вы знаете, для меня все они дороги. Но самое желанное – всё-таки не золото, а серебро в каноэ-одиночке на 200 метров. Очень хотелось победить именно в этой дисциплине, которая является олимпийской. Тем более такой жёсткой борьбы в моей карьере ещё не было. Я проиграл олимпийскому чемпиону Юрию Чебану из Украины каких-то шесть тысячных секунды – всего три сантиметра. Если бы было на одну тысячную меньше, то нам обоим вручили бы золотые медали. Поэтому считаю, что даже второе место в такой гонке – нереально круто!

– Многим зрителям показалось, что вы пересекли черту первым. А у вас какие были ощущения?

– Дело в том, что перед финалом на 200-метровке уже начали готовить дистанцию к эстафете 4х200 метров и поставили стартовые ловушки рядом с финишем. По буйкам стало совершенно не понятно, где линия, а где еще дистанция идёт. С украинцем мы шли на соседних дорожках, он у меня сильно выиграл старт, пришлось догонять. Ближе к финишу в глазах уже начало темнеть, я не разобрал и сделал подкат на первых же попавшихся буйках. Не говорю, что только из-за этого проиграл, но если бы ловушек не было, то всё могло получиться по-другому.

– Можно сказать, что такая дистанция во многом лотерея?

– В какой-то мере да, тем более если выступают гребцы примерно одного уровня. Но всё равно побеждает сильнейший, тот, кто сумеет лучше всех подойти к заезду, справиться с собой, собраться в нужный момент. Чемпионское время всем известно – 38,180 секунды, украинец Чебан установил его как раз в финале московского чемпионата мира. Вот и нужно бороться с этим временем, пытаться его улучшить на тренировках.

– Но тренировки – это одно, а на соревнованиях многое решает психология…

– Во время соревнований лучше по сторонам вообще не смотреть, нужно чётко следовать своему победному графику прохождения дистанции. Если начинаешь оглядываться, то теряешь какие-то доли секунды, которые могут сказаться на финише. А по поводу умения настроиться на решающие гонки могу сказать, что на финал Олимпийских игр в каноэ-двойке на 1000 метров мы с Ильей Первухиным выходили, напевая песню, чем буквально шокировали соперников. Мандража вообще не было. На старте глянул боковым зрением на соперников – у них руки дрожат. А мы были на удивление спокойными.

– На вашу долю на московском чемпионате выпала большая нагрузка. Наверное, сложно грести практически без перерыва в стольких гонках?

– Ну, я ещё не во всех заездах выступил, от каноэ-двойки на 1000 метров пришлось отказаться, потому что через 40 минут предстоял финал в каноэ-одиночке. А после тысячи я уже не смог бы бороться за медали. Это такая дистанция, от которой сутки отходить надо: отдышаться долго не можешь, лежишь пластом, все мышцы забиваются, всё болит. Тяжело объяснить, надо почувствовать. Но долго без этого тоже не можешь уже обходиться, скучаешь по усталости. Классно доводить свой организм до такого состояния (улыбается)!

В Барнауле будет очень круто!

– Почему решили выступать за Алтайский край?

– Впервые услышал об этой возможности от своего тренера Владимира Логинова больше года назад. Встретились с Александром Жбанниковым (директор краевого центра спортивной подготовки, прим. «АС»), обговорили условия. Не скрою, было приятно. Я знал, что олимпийская сборная тренировалась в Барнауле перед Пекином. Макс Опалев рассказывал, что вода здесь хорошая, поэтому тренировки получаются эффективными. Слышал и о том, что гребля в Барнауле развивается и скоро здесь будет очень круто! Нас уже познакомили с проектом будущей гребной базы – это будет один из лучших каналов европейского уровня! И этапы Кубка мира будут здесь проводиться. Поэтому очень приятно чувствовать себя здесь как дома.

– А вообще, где сейчас ваш дом?

– Я родился и жил до четырёх лет на Украине, в Запорожье. В Донецке у меня много родственников по отцовской линии. А детство прошло в Приднестровской Республике, куда после развода с отцом переехала мама.

– Каким было ваше детство?

– Очень опасным! Столько всего было! Переворачивались в лодке, тонули, где только не лазили детьми, стреляли в нас солью, орехи сбивали дубинкой, на меня падали. Однажды шёл на тренировку, на рыбаков засмотрелся и упал в обрыв, сломал ногу. На тренировку всегда ходил тропами, где водятся ящерицы, очень любил их ловить. Потом отпускал или обменивал у друзей. Несколько лет подряд эти ящерки не могли спокойно погреться на камушках (смеётся), пока не осталось уже ни одной. Это меня стало ужасно злить, я опаздывал на тренировку, потому что ждал, пока они вылезут из засады. В школе я тоже постоянно что-то вытворял, не мог спокойно сидеть на уроке. Мама хранит мои дневники  начальных классов, где каждая страница исписана красными чернилами.

Меня так и заметил первый тренер, который был нашим школьным физруком, а во второй половине дня тренировал детей на Днестре. Постоянно туда приглашал. Даже пришёл к матери домой: «Отдайте его в греблю, я вижу у него хорошие данные, он резкий». За мамой всегда было последнее слово и она согласилась. Сказала: «Ну, походишь недельку. Не понравится, уйдёшь». И вот эта неделя растянулась уже на десять лет, думаю, когда же она закончится (смеётся).

– Почему же не ушли через неделю?

– Наверное, благодаря первым соревнованиям, где лидировал и перевернулся перед самым финишем из-за волны от катера. Мне стало обидно, тем более парень, который выиграл, сказал мне, что всё равно догнал бы меня. Меня это как-то зацепило. И я стал уже более серьёзно тренироваться, а тот парень вскоре бросил занятия греблей.

– Если бы не гребля, то чем бы занимались?

– Не знаю даже. Наверное, музыкой. Сейчас увлекаюсь рэпом, сам пишу тексты песен, сам читаю. В Интернете уже есть мои треки, скоро можно будет альбом выпускать. Но только кто это будет слушать? Из гребцов, может, кто-то и купит. Один байдарочник говорит, что под мои треки любит тренироваться. Мне было приятно это слышать.

– С родственниками в Донецке общаетесь?

– Нет, но мама с сестрой отца созванивается и вроде бы у них сейчас всё более-менее неплохо. Будем на это надеяться. Моя девушка из Приднестровья недавно с семьей переехала в Одессу, поступила учиться на стоматолога. До Майдана я и сам часто бывал на Украине. А сегодня процентов восемьдесят на западе страны относятся к русским враждебно. Хотя между спортсменами ничего подобного не ощущается. Я хорошо общаюсь с тем же Чебаном, поздравил его с победой в одиночке.

На своей волне

– Какие соревнования больше всего вам запомнились?

– Конечно же, Олимпийские игры 2012 года в Лондоне, где мы с Илюхой Первухиным стали бронзовыми призёрами. Помню, на старте кто-то дёрнулся раньше времени и я, решив, что будет фальстарт, отклонился назад. Но в этот момент стартовые ловушки упали и мы оказались среди отстающих. Но не запаниковали, не бросились вслед ушедшим лидерам, сломя голову. А вот азербайджанцы, которые мощно стартовали, не выдержали высокий темп. Мы их настигли где-то за 50 метров до финиша, когда они шли третьими. У меня мышцы сильно забились, просто делал рисунок веслом, а на себя уже не срывал. Азербайджанцы же ещё слабее гребли. Так мы и завоевали бронзовые медали.

– С чем была связана травма, после которой в прошлом году пропустили полгода тренировок?

– На второй день после чемпионата Европы попал в аварию. Ехали непристегнутые, и я ударился головой о панель, получил перелом челюсти. Главный тренер сборной Владимир Парфенович был злой, кричал: «Подвел команду». Сделали мне выговор, исключили из сборной. Но я им сказал, что еще вернусь в команду. И вернулся!

– Ваш мастер-класс, наверняка, надолго запомнится юным местным гребцам. А у вас в своё время была такая возможность – пообщаться с чемпионами, взять автограф?

– В моём детстве таких мастер-классов не было, думаю, что это хороший стимул для ребят. А что касается автографов, то я их не люблю брать. Лучше возьму весло и скажу: «Давай встанем, отрезок пройдём». Помню, лет в 14 впервые приехал на соревнования в Краснодар и увидел Максима Опалева. Он настолько мощно грёб, что аж волны от лодки шли до самого берега. Через год, когда веса чуток набрал, стал замечать, что у меня тоже появилась своя волна. Внушил себе: «Значит, дела идут правильно».

– Какую скорость развивает каноэ?

– В одиночке я развивал до 20 км в час. А в двойке – до 23. И это ещё не предел. Организм – как машина, его можно постоянно прокачивать и улучшать.

– Максима Опалева в своё время буквально полюбили все алтайские гребцы. Готовы стать для них новым кумиром?

– Мы уже после чемпионата мира получали от детей с Алтая сообщения в социальных сетях, а приехав сюда, познакомились с ними, ответили на вопросы. Постараемся почаще сюда приезжать, чтобы они нас не стеснялись, считали своими. А что касается Максима, то он, бесспорно, классный гребец, десять лет выступал за сборную страны и первую половину своей карьеры был явным лидером. Можно сказать, он вытянул всю Россию, потому что остальные стремились к его результатам. А потом появился Липкин – воспитанник моего тренера Владимира Логинова, который начал конкурировать с ним на равных. И, надо сказать, Максу повезло, что именно он поехал в Пекин, где и завоевал своё долгожданное золото в каноэ-одиночке на 500 метров. Потому что олимпийскую лицензию на этой дистанции завоевал Липкин, он же считался фаворитом и накануне отборочного чемпионата России, где совсем чуть-туть в жёсткой борьбе проиграл Опалеву.

Думаю, выиграть Максиму на Олимпиаде, в которой он выступал уже третий раз, помогло то, что он морально был готов к победе. Если раньше я приезжал на первенство Европы или мира и меня всего трясло, то на третий раз я тоже уже был спокоен.

– Чтобы пожелаете нашим ребятам, желающим, как и вы, добиться успеха в спорте?

– Всем желаю удачи и самое главное – запомнить, что спорить с тренером можно, но перечить ему нельзя. У меня тоже бывают разногласия с тренером, порой он даже кричит на меня. Но я понимаю, что у него настоящая любовь к гребле. Мне кажется, он не уснёт, пока не потренирует кого-нибудь. А когда человеку своё дело нравится, то у него это получается хорошо.

Справка «АС»

Алексей Коровашков родился 1 апреля 1992 года в украинском посёлке городского типа Степногорск. Спустя четыре года с матерью переехал в Бендеры Приднестровской Молдавской Республики. Проходил обучение в Государственном училище олимпийского резерва (г. Бронницы Московской области). С 2006 года выступал в составе юниорской сборной России, завоевал восемь золотых медалей на европейских первенствах и пять на мировом. В 2010 и 2012 годах становился чемпионом России. Заслуженный мастер спорта России. С апреля нынешнего года – спортсмен-инструктор Алтайского краевого центра спортивной подготовки. Выступает за Московскую область и Алтайский край.

Евгений ЛИМАНСКИЙ,

Источник: Алтайский спорт

Видео

View all videos

International News

CanoeSport FaceBook

Интервью

Ольга Федоровна Медведева
Спортивная школа гребли Медведевых

Школа гребли Медведевых

“Люблю свой город! Он замечательный! Неслучайно здесь, где Петр "в Европу прорубил окно", "на брегах Невы", начиналась славная история гребли России. Первые Императорские Яхт клубы... Первые гребные клубы России... Великие имена, заслуженные спортсмены и тренеры... Мы хотим всего лишь продолжить славные традиции!.. Мы будем - и Вы будете - их продолжать вместе с КаноэСпорт!”