ruenfrit
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me


Владимир Шантарович: все по–прежнему, пашем как лошади...

«Что нового? Да все по–прежнему, пашем как лошади...» Владимир Шантарович, главный тренер сборной Беларуси по гребле на байдарках и каноэ, самой, пожалуй, успешной национальной команды Беларуси, готовит байдарочников, с которыми обосновался на Брестской гребной базе, к чемпионату мира в Москве. Вода в канале буквально кипит. И дело тут не в жаре, хотя на нее Шантарович тоже посетовал между делом, тут же, впрочем, порадовавшись налетевшему освежающему ветерку. Весла — они заставляют воду бурлить, и будь здешнее искусственное русло наполнено молоком, наши парни его давно взбили бы в сметану, а затем и в масло.
А по–другому никак. Олимпийские медали, как и награды чемпионатов мира и Европы, которые регулярно и в большом количестве дают стране наши гребцы, требуют жертв на грани самоотречения и добровольного истязания. Утром и вечером. В дождь и в зной. Гребут парни, молотят, пашут. Под чутким руководством своего тренера, который о гребле знает все и даже немножко больше. Отпустив наконец с водной глади Романа Петрушенко и Вадима Махнева (символично, что олимпийские чемпионы покидают тренировку последними, правда?), Шантарович приглашает нас к себе в моторку и гонит ее к боксам. Вечером — еще одно занятие, таков обычный режим. А пока есть немного свободного времени, мы общаемся.
Слушая Владимира Шантаровича, я представляю себя восхищенным булгаковским Шариком, который, открыв от изумления и восторга рот, помахивает хвостом и внимает словам профессора Преображенского: «Он бы прямо на митингах мог деньги зарабатывать. Первоклассный деляга». Владимир Владимирович чем–то неуловимо близок к образу Филиппа Филипповича, он тоже в своем деле огромная величина и столь же силен в ораторском искусстве. Запальчиво говорит: «Провел тренировку, подсчитай, что сделал. Как темповые характеристики растут, какие серии интервальные нарабатываешь. Вот сегодня у нас двойка шла. Разбивала 3,20. Модель дистанции — 360 гребочков на встречный ветер. Это хорошо. Это четыре фрагмента дистанции. 3 умножить на 9 равно 27 — это почти 90. Вот вам и оценка. Пробил по пальцу, определил лактатную энергетическую стоимость и все ясно, в правильном ты направлении работаешь или нет. Это же так просто все!» Действительно — просто. Как весло.
Вообще, конечно, Шантарович — голова, я ему палец в рот не положил бы. Что для него просто, для других — наука наук, необъяснимая алхимия. Такие специалисты — на вес золота, они достояние нации, и учиться у них нужно каждодневно и ежечасно, потому что убери сегодня этого профессора из белорусской гребли — и не факт, что медальный отблеск волн, к которому мы уже так привыкли, продолжит слепить глаза. Шантарович — фанат, для которого его дело — его жизнь. И даже простой разговор с ним способен, кажется, изменить мировоззрение и направить мысли в другую сторону. Такой потрясающей харизмы и эрудиции человек.
— Какое детство было у мальчика Вовы Шантаровича, 62 года назад родившегося в Могилеве?
— Я был бандитом. Ну как бандитом? Хулиганом. Даже приводы в милицию были.
— За драки?
— И за драки тоже. Но я сумел быстро перестроиться.
— Что послужило причиной?
— Спорт. Я всегда говорил и говорю, что дети клюют прежде всего на личность, идут к тренеру. В Рогачеве, куда переехала наша семья, такие личности нашлись: тренеры Виктор Станибула и его ученик Николай Гавриленко, воспитавшие целую плеяду замечательных гребцов. Станибула однажды пришел к нам в школу и сказал мне простые слова: «Да какой ты хулиган?! Бросай курить и приходи заниматься!» Этого оказалось достаточно.
— Вы еще и курили?
— Покуривал. Попадись мне хороший учитель по биологии, может быть, я стал бы великим ботаником. Или математиком. Или гуманитарием. Дипломатом. Это все мне нравится. По душе. Но встретился Станибула, и я до мозга костей проникся греблей. В восьмом классе уже был чемпионом Белоруссии. Потом поступил в гомельский университет на факультет физической культуры, где мне попался еще один великий педагог — Владимир Павлючков. Потом распределение — город Мозырь. И с 1973 года с перерывом на армию я тренирую.
— Гребля — это ваше все?
— Я всю жизнь придумываю и воплощаю новые методики. Ни один год не повторяюсь. Начинал работать, когда экипажи–четверки выигрывали 1.000 метров на чемпионате мира с результатом 3 минуты. Сегодня нужно выезжать из 2,50. 10 секунд с рекордов сбросили — это огромное расстояние!
— Каков в гребле предел человеческих возможностей?
— Дело ведь еще и в конструкции болидов, обтекаемости, которые тоже совершенствуются. Каноэ уже довели до формы стрелы, дальше сужать некуда. Остальное — прогресс спортсмена. Я полагаю, что в скоростно–силовом компоненте предел наступит очень скоро. А вот что касается аэробной мощности и выносливости, то здесь пределов может и не быть. Главное, грамотный подход, новации.
— У вас есть свои секреты?
— Успех — это работоспособность. Чистая физиология: процессы закисления начинаются в организме после минуты интенсивной работы, идет образование молочной кислоты, мышцы начинают тупить. А на дистанции 1.000 метров, в классике, о которой я знаю все, режим работы стягивается к трем минутам. Сегодня это время для экипажей–двоек, хотя относительно недавно с таким временем финишировали четверки. Прогресс идет в основном за счет большой аэробной нагрузки, высокого уровня ПАНО — порога аэробного обмена.
— Из всего сказанного мне понятно лишь одно: вы — профессор гребли! Скажите, а за наших футболистов вы могли бы взяться? А то у них, мягко говоря, что–то не клеится...
— Футбол — циклический вид спорта: пробежал — постоял — пробежал. Без аэробного компонента тут делать нечего. Поэтому в первую очередь должна присутствовать легкая атлетика. Нет физической подготовки, нет футболиста. Должен быть очень высокий уровень ПАНО, а у нас так: два–три ускорения сделал — уже одышка. Попали в замкнутый круг и руководствуются только одним пониманием: финансовым. Да хоть 20 тысяч долларов в месяц дай, быстрее ты все равно не побежишь.
— Есть проблема: я думаю, наши футболисты и их тренеры не знают, что такое уровень ПАНО.
— Я вам больше скажу: многие не могут объяснить ни причину победы своей команды, ни ее поражения. Ничего, кроме набора банальностей. А ведь необходимо знать простые вещи: сколько должен пробежать полузащитник, как правильно ускориться, какая у нападающего скорость ПАНО в беге. Это все очень важно, от этого зависит результат, ведь физическая форма — основа основ. А потом уже, поверх этого, все остальное: схемы, комбинации. Удручает и то, что в любом виде спорта, в том числе и в гребле, сегодня мало единомышленников. Превалируют амбиции, а амбициозность убивает. И начинается: дай мне лодку, дай весло. Всё дай. А причина не в веслах и не в лодках — хоть золотое весло вручи. Для работы на большой спорт сегодня у многих просто не хватает ума.
— Сейчас очень модно проводить курсы повышения квалификации, всякие тренерские лицензии получать разных категорий...
— Эти курсы, как правило, заканчиваются всеобщим банкетом и очередным походом в магазин. Сами по себе они не панацея. Нужен фанатизм! Поэтому, если видишь толкового тренера, фаната, уникума, за него нужно хвататься и не отпускать, помогать гениальному ростку пробить дорогу, дать возможность расти, не заглушать его. А в противном случае хоть всю страну стадионами и водными каналами застрой, толку не будет.
— А когда будет толк?
— Нужна «селекция». Чтобы в каждом районе просматривалось до полторы тысячи детишек, одаренных по генетике. Сегодня, опираясь на исследования ДНК, можно давать потрясающие результаты. Определил предрасположенность к выносливости — все, работай с гребцом, вот тебе материал. Я уже тысячу раз об этом говорил и рекомендую всем родителям: родился ребенок — сделай генетический тест, определи способности, узнай предрасположенность. В Германии, в других европейских странах такая система уже поставлена на поток, там генетически предрасположенный к футболу парень никогда не попадет в греблю и наоборот. Наука решает очень много.
— Дети сегодня охотно идут в греблю?
— В Мозыре — да. Там это самый популярный вид спорта. Идут на результаты Петрушенко, Махнева, Медведева, Полторан, Худенко, Тишкевич... За лето просматриваем до 1.000 человек, из которых остается 50 — 70. Но и здесь есть огромное поле для совершенства. «Селекционные» центры для отбора детишек должны быть многофункциональными. И пловцы должны отбираться, и кандидаты в академическую греблю — все вместе. А во главе всего — плавание. Это основа основ. Скажите, сколько у нас сегодня в стране хоккейных коробок? 30 — 40? Это здорово! А плавательных бассейнов должно быть гораздо больше. 100 как минимум. Каждый ребенок должен пройти через плавание. А реалии, к сожалению, таковы, что в Мозыре, к примеру, 34 средние школы. И в них лишь один плавательный бассейн. И это на 160 тысяч населения. Ужас. Вы посмотрите, какие в гребле ходят гладиаторы. Какие ноги, плечи — они по своей конституции идеальные пловцы. Объем легких — 8.000! Но у них не было шанса реализовать себя в плавании. В этом отношении мы сильно тормозим, не видим главного.
— Работа детских тренеров по стране вас устраивает? Воспитывают они таланты?
— Детский тренер не должен никого воспитывать. Его задача — найти. Иметь педагогическое чутье: определить, увидеть, узнать, завлечь. А у нас говорят: я его подготовил. Нет. Ты — нашел. И передал в хорошие руки. Если считаешь, что твои руки лучше, работай сам, здесь тоже не должно быть проблем. На мой взгляд, тренеры в училища олимпийского резерва должны набираться на конкурсной основе, как в вузы. Хочешь — приходи, отбирайся, конкурируй. Прошел по конкурсу — работай четыре года. Потом — по результату.
— А какие бонусы положены детскому тренеру, который талант нашел и передал в хорошие руки?
— Если «найденыш» стал олимпийским чемпионом, то финансовая раскладка такая: первый тренер получает сумму, эквивалентную 20 процентам премиальных за золотую медаль. Еще тридцать процентов идет в национальную сборную — на весь ее штаб. Остальные 50 — личному тренеру.

— Что для гребца главное?
— Выносливость. Умение истязать себя и получать от этого удовольствие.
— Мазохизм?
— Скорее, фанатизм. Если ты жадный до работы, только в этом случае имеется шанс на успех. Но в нашей сборной, к примеру, нет ни одного спортсмена, который бы истязал себя на тренировках до состояния, когда, выйдя из лодки, валишься на плот и тренер тебя водичкой отливает. Скорее будут придумывать все, что угодно, лишь бы сфилонить, немножко поберечься.
— К тренерам это ведь тоже относится?
— Это ко всем относится. Если наставник дает задание на основании высунутого в форточку пальца, чтобы направление ветра определить, он обречен на стабилизацию результатов. На покой. Ничего у него не будет. Тот тренер — кто постоянно думает, анализирует, пробует, использует современные наработки. Нужна ежедневная кропотливая функциональная диагностика. Каждое упражнение делается и дается не просто так, и если у спортсмена нет реакции организма на пике недельной нагрузки, значит, все — живет в комфорте. 99 процентов населения страны хотят именно такого состояния — жить в комфорте и получать за это деньги. Ничего не делать, чтобы с неба все валилось. Так мы ничего не построим. Говорят: у вас тут командно–административный метод. А как по–другому? Как, если нет осознанности, если, получая задание от мастера или главного тренера, подопечный ничего даже слышать не хочет. А хочет он три тысячи долларов в месяц за просто так. Жить нужно своей работой. Литейный ты мастер — живи литейкой. Выбрал греблю — живи греблей. Иначе нельзя. Не получится. Государство непременно увидит и оценит. Если будет, конечно, что оценивать. А комфорт и результат — понятия несовместимые.
— В этом вопросе, мне кажется, очень важны психологические настройки. Спортсмена нужно постоянно «прорабатывать», чтобы он не забывал эти ценные истины.
— Главное, верить в то, что ты делаешь. Это и есть психология победителя. Как только засомневался, тут же из гребца превращаешься в размазню. Цель должна быть одна — максимальная планка, только первый. Другого места нет.
— Для кого как. Наши футбольные тренеры, уж простят они меня за столь частое к ним обращение, нередко, озвучивая задачи на сезон, любят блеснуть в том числе и такой благородной целью: «Хотим пошуметь в Европе!» На это, правда, известный балагур Юрий Пудышев всегда метко замечает: «Так в чем проблема? Снимите всей командой номер в гостинице «Европа» и шумите хоть до утра!»
— Я с ним полностью согласен. Представлять страну в мире должны только подготовленные спортсмены. Мои критерии просты: занимаешь на чемпионате Европы места с первого по шестое — едешь на первенство мира. Нет — остаешься дома, будем проводить перегруппировку, искать другие варианты. Цель на «мир» — не ниже восьмого места. Чемпионаты мира, Европы и Олимпийские игры — не туристические поездки за счет страны. Это нужно четко понимать. Хочешь мир посмотреть и «в Европе пошуметь» — пойди купи себе путевку и езжай. А если везешь спортсмена, будь добр — дай результат. Не получается — создавай конкурентную среду в стране, расти.
— Самый одаренный и работоспособный гребец на вашей памяти?
— Эталон в моем понимании — это Александр Шапаренко, был такой гребец во времена СССР. Работоспособность — сумасшедшая. От изматывающих тренировок парень получал истинное удовольствие. Зима, мороз, а он булку хлеба в рюкзак кладет и пошел 50 километров на лыжах. Больше я таких фанатов не встречал. Все, что касается нового поколения, которые росли уже в суверенной Беларуси, то выделю Махнева и Петрушенко. Подбирается к ним Юреня. А вот девочки, в том числе и призеры Олимпиады в Лондоне, страшно далеки от состояния настоящего фанатизма. Увы.
— Сегодня стало модным жаловаться на то, что страна неадекватно в материальном плане оценивает гениальные успехи наших рекордсменов, недооценивает их.
— Платить спортсменам нужно исходя из экономических возможностей государства. Не устраивает тебя такая плата — меняй страну или профессию. И нам всем сегодня нужно склонить головы перед тружениками села, производителями, которые нас содержат. Своей группе спортсменов я это объясняю каждый день. Мы букашки в сравнении с хлеборобами и работягами. Вот у них — истязание: в поле, где битва за урожай, в литейном цехе.
— Вам когда–нибудь было стыдно за своих воспитанников?
— Если спортсмен на чемпионатах мира или Европы занимает место ниже шестого — мне стыдно. Потому что это позорище.
— Знаете, если бы такими критериями мыслили все, то у нас 80 процентов тренеров уже сгорели бы от стыда.
— У каждого своя планка. Можно начинать и с 30–го места, но если нет прогресса, нужно менять сферу деятельности. Уходить в комфорт.
— У вас хобби есть?
— Нет. Не люблю ничего, кроме как писать тренировочные формулы, что–то вычеркивать, что–то дополнять, придумывать, корректировать. Для меня наслаждение — переиграть соперников методикой и выиграть. Это кайф.
— У вас было много предложений уехать за границу?
— Они продолжают ежегодно поступать: Испания, Италия, Германия... Но у меня даже мысли такой нет, я хочу жить в своей стране и зарабатывать столько, сколько смогу.
— Постоянные сборы, соревнования... Вы долгое время варитесь в одном котле, видите только друг друга. Не устаете, конфликтов не случается, не капризничают чемпионы?
— Если ты спортсмену каждый день прямо и откровенно говоришь, чего он стоит, забыв обо всех его вчерашних достижениях и регалиях, то никаких конфликтов быть не может. Наоборот, именно так создается здоровая атмосфера в коллективе. Если ты сегодня труп, значит, труп. Даже на обед не заработал. Через улыбку это скажи или строго. Главное, чтобы понял. А конфликты начинаются, когда спортсмен думает, что его недооценили. Как? Где? Кто недооценил? Ты выступил на чемпионате мира. Что–то завоевал. Страна с тобой за это рассчиталась согласно своим экономическим возможностям. Работай дальше. Другого не дано.
— Какие книги вы читаете?
— Только методику. Но смотрю все политические программы. Мне очень интересно, куда мы сейчас идем.
— И куда же?
— Страшный регресс. Я не понимаю, почему одна страна решила, что она может управлять всеми? Это страшно. Раньше империей зла называли Советский Союз, но США сегодня вреда несет в три раза больше. Посмотрите, что творится в Украине? И весь этот ералаш может устраивать только одну страну. Разгромили Ливию, Афганистан, Ирак, взялись за Украину. А книги? «Как закалялась сталь» — вот моя любимая книга. Там — битва и характер. А этого нам сегодня не хватает.
— Чего еще не хватает?
— Сидят у меня во дворе в Мозыре алкоголики, бьют в домино у подъезда. Я говорю одному: иди ковры помоги жене выбить, у тебя же внуки, дети — помоги им. Знаете, что отвечает? Мне никто не помогал и я не буду. А ведь эволюционный прогресс в обществе возможен лишь в том случае, когда дети перерастают своих родителей. Я объясняю, но алкаши не понимают. Они хотят жить в комфорте. Получил 3 миллиона в месяц, купил бутылку вина, забил козла — и счастлив.
— Главный бич современной молодежи?
— Невоспитанность. А то, что начинают курить и выпивать — это уже следствие. Не уважают ни старших, ни младших. Воспитание, как я уже говорил, начинается с семьи. А у нас в большинстве своем родители видят детей по полчаса в сутки, им не до них. У кого есть бабушки — как–то досмотрят. У кого нет — детский сад. А там на 30 человек одна воспитательница. Чего требовать?
— Каково ваше метафизическое мироощущение?
— Я думаю, что в мире есть присутствие какого–то наблюдателя. И мне он помогает. Не ворую. Не пью. Работаю как черт. Перед Пекином попросил его: «Помоги. Я сам готов, но чуть–чуть удачи...» И вот вам — два «золота»! Не греши и все будет хорошо, трудягу бог не обидит.
— Вы гордитесь тем, что вы белорус?
— Да. В Беларуси поля, просторы. Мне здесь хорошо дышится. Пишется. Работается. И еще у нас очень красивый гимн, не замечали? На чемпионате Европы, который недавно прошел в Германии, он звучал четыре раза. За последние десять лет мы весь мир приучили к белорусскому гимну. Не знаю, нравится он миру или нет, но вынуждены слушать...

Источник: Беларусь Сегодня

Видео

View all videos

Календарь мероприятий

Ноябрь 17
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

International News

CanoeSport FaceBook

Интервью

Ольга Федоровна Медведева
Спортивная школа гребли Медведевых

Школа гребли Медведевых

“Люблю свой город! Он замечательный! Неслучайно здесь, где Петр "в Европу прорубил окно", "на брегах Невы", начиналась славная история гребли России. Первые Императорские Яхт клубы... Первые гребные клубы России... Великие имена, заслуженные спортсмены и тренеры... Мы хотим всего лишь продолжить славные традиции!.. Мы будем - и Вы будете - их продолжать вместе с КаноэСпорт!”