ruenfrit
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Многократный чемпион мира Александр Иваник - о допинге, варягах и молчании Путина.

Александр ИВАНИК — человек в российском гребном мире известный. В активе байдарочника четыре золота, три серебра и четыре бронзы, завоеванные на чемпионатах мира с 1993-го по 2003 годы. Сегодня новгородец занимает должность старшего тренера в национальной команде по... академической гребле. Почему вдруг?

— Четыре года назад министр спорта Виталий Мутко пригласил, — объяснил Иваник. — У гребцов были большие проблемы с тренерскими кадрами. Не было стартовых, тренировочных нормативов... Анархия, одним словом. А в академии и байдарке аэробно-методическая работа очень похожая, поэтому могу и с академиками работать.

— Ваши коллеги говорят, что вы регулярно приезжаете в Новгород.

— Да, жена, дети здесь. Поэтому дней на пять раз в месяц выбираюсь. Да и с Константином Эдуардовичем (Загуменных, директор КССШОР «Олимп». — ред.) постоянно общаемся. Вообще-то, я должен был лететь в Рио вместе со сборной. Как вы, наверное, знаете, в российской заявке по академической гребле было 28 человек, но большую часть спортсменов после скандала с допингом отстранили от участия в Олимпиаде. Отправились всего шестеро. И в моем присутствии смысла не стало.

— Гребцам за что конкретно досталось?

— Да бред! Одна из претензий — недостаточно допинг-проб. Кто мешал их брать?

— А достаточно — это сколько?

— Понятия не имею! Других «закрыли» за то, что использовали капельницы для введения неотона. Это препарат для восстановления. Не запрещенный. И его никак по-другому не ввести — шприцем невозможно.

— И что делать?

— Сейчас прорабатываем другую систему восстановления.

— В Рио наши олимпийские призеры, а также те, кто в Бразилию не попал, говорили, что надо готовиться к следующим Играм. А вдруг история повторится?

— Нет! За битого двух небитых дают. Нас уже научили. Мы, конечно, поздно спохватились. Первый звонок был, когда мельдоний запретили. Мы вместо того, чтобы разобраться, не обратили на это внимания. И поплатились. Сейчас схема оспаривания решений международных федераций уже опробована. Юристы знают, как действовать.

— Но хватит ли спортсменов еще на четыре года?

— Хватит! Ребята молодые. Да и реализоваться не смогли. Хочется взять свое.

— На Игры не попали не только гребцы. Как тут не вспомнить о теории заговора...

— Это психоз какой-то! Из нас пытаются за рубежом чудовищ сделать! Как будто мы здесь водку хлещем и до сих пор в лаптях ходим. А мы — умная и сильная нация. И не боимся никого. Вот это и бесит остальных.

— Как вы оцениваете позицию главы МОК Томаса Баха, который фактически устранился от принятия решения по допуску спортсменов на Олимпиаду, отдав всё на откуп международным федерациям?

— Да я вообще не согласен со всей этой бородой. Такие люди, как Бах, просто не заслуживают внимания к себе. Это вредители в спорте! Надо о своих спортсменах говорить, о чемпионах! А всю эту грязь смоет рано или поздно. Судьба их накажет!

— Вы всерьез в это верите?

— Конечно! Так просто ничего не проходит.

— Реакция российского руководства на олимпийский скандал удовлетворяет? Не кажется, что Владимир Путин всё-таки должен был поехать на церемонию открытия Игр в Рио, чтобы поддержать свою сборную?

— Нет, он правильно поступил, думаю. Показал, что не хочет смотреть на это шоу. Но и бойкотировать было глупо: спортсмены, тренеры столько лет работали, чтобы выступить на Олимпиаде. И то, что сейчас он молчит по поводу ситуации вокруг нашей команды, — правильно. Его молчания уже побаиваются... Если молчит, значит, что-то придумает. Я Путина уважаю — сильный человек. Да, много критики против него. Но за столько лет поднять Россию — такое нереально никому.

— Поговорим о спортсменах. Правда, не о победителях. От России в турнире по академической гребле в Рио выступала только мужская четверка без рулевого, которую слепили из тех, кто остался. В результате полуфинал стал для парней максимумом. Однако и на предыдущих Играх наши академисты наградами не баловали. Сейчас ситуация выправляется?

— Понемногу идем вперед. На юношеских, молодежных первенствах Европы и мира есть и победители, и призеры. До этого был ноль. Да и на Олимпиаде в Рио, напомню, получили право выступать 28 человек. Против пятерых на Играх 2012 года в Пекине. Это уже показатель!

— Вернуться к успехам Советского Союза, когда наша школа гребли была лучшей в мире, возможно?

— СССР мы никогда не догоним, потому что возможности отбора спортсменов тогда были абсолютно другими. На это работали 15 республик! Из тысяч спортсменов до вершин добирались единицы, и это был такой «изюм», что ему и допинга не надо было для победы. В советском спорте фактически действовала система выживания. Пахали так, что никому и не снилось. Поэтому и скамейка запасных была. Сейчас она коротковата. И сегодня мы не можем позволить себе такой отбор. Но и такие угнетающие тренировки тоже не нужны. Да, самородки рождаются во все времена, но с основной массой спортсменов надо работать тонко, грамотно, сбалансированно. Иначе просто загоним людей.

— Молодые тренеры идут в спорт?

— Вот это бич всех спортшкол — молодых специалистов очень мало. Зарплаты у начинающих тренеров весьма скромные. И тут многое зависит от директора спортшколы, который ищет для своих работников какие-то возможности заработать. А методику подготовки не так просто изменить, если в спорте остается много пожилых педагогов, привыкших работать по-старому. Да, есть классика аэробной работы, от которой никуда не денешься, но техника сейчас уже другая. Мы уже не используем деревянные лодки, а отсюда свои нюансы. Идеально было бы соединить тягу молодых к современным подходам с опытом старших.

— В России в рамках модернизации системы подготовки резервистов в сборную страны разграничили понятия спортивной подготовки и спорта в системе допобразования. В первом случае речь идет о спорте высших достижений, во втором — в большей степени об оздоровлении. ДЮСШ, избравшие спортподготовку, по закону должны создать все условия для спортсмена: инвентарь, экипировка, сборы, выезды на соревнования... Справимся ли?

— Думаю, что спортшколам в больших гребных центрах — Краснодар, Ростов, Москва, Петербург, Ленинградская область, Подмосковье — с этим можно будет справиться. Там иные финансовые возможности. А вот в небольших городах, таких, как Великий Новгород, это будет очень сложно. Без родительского кошелька трудно.

— И что делать?

— Крутиться. Как и раньше. Но и сейчас чемпионы и призеры появляются. Не так давно моя супруга Наталья Иваник ездила на Всероссийскую летнюю Спартакиаду спортшкол по гребле на байдарках и каноэ. Её воспитанник Артем Беляков стал там третьим на 200-метровке.

— Вас вообще устраивает государственная политика в спорте?

— Примерно на две трети. Если говорить про сборную, то тут проблем нет! Есть всё, что необходимо спортсменам: лодки, заграничные сборы, восстановительные мероприятия, питание, экипировка... Вдобавок реконструируются спортивные базы в Краснодаре, Казани, Москве, Ростове... Завоевываем олимпийские медали. Люди это видят, и родители приводят детей в гребной спорт. Но нужно поддержать спортивные школы в регионах.

— Этому нашему разговору уже не один год.

— Да, получается, как в поговорке: без порток, но в шляпе. Спортшколы на местах — это основа основ. Но новгородцам с гребной базой повезло, одна из лучших в стране. Золото, а не база! Её вполне можно сравнить с московской. Только масштаб меньше. Одно плохо — нет современного гребного канала. Иначе я бы сюда обязательно затащил юношескую сборную. Но река есть, значит, тренироваться можно. А канал нужен для более высоких целей. Но вы съездите в Тверь, Псков, Воронеж! Эллинги в убогом состоянии, воды нет...

— Иностранный тренер во главе российской сборной уже никого не удивляет. И нашими академистами после неудачи в Лондоне руководил британец Майкл Спраклин.

— В процессе восстановления отечественной гребли это был нужный человек. Ведь в чём проблема России? На своего тренера — даже если он умный и сильный — у нас всегда пытались давить регионы. Не давали работать. Звонили, жаловались чуть ли не губернатору. А попробуйте позвонить иностранцу! Как с ним говорить? В частности, поэтому и был нужен тот, кого никто не смог бы тронуть.
В российской академической гребле — свои трудности. На местах у каждого тренера — свой подход, поэтому у нас хромает техника. За рубежом — наоборот, все работают по одной методе. Но и мы не стоим на месте: книгу скоро выпустим по методике технической подготовки. Спраклин ушел, доказав, что работал эффективно. Сейчас командой руководит Сергей Верлин.

— Неужто всех заставят работать одинаково?

— Зачем? Только убеждением. Медали уже появились. А это главный аргумент.

Источник: Новгородские ведомости.

Видео

View all videos

International News

CanoeSport FaceBook

Интервью

Ольга Федоровна Медведева
Спортивная школа гребли Медведевых

Школа гребли Медведевых

“Люблю свой город! Он замечательный! Неслучайно здесь, где Петр "в Европу прорубил окно", "на брегах Невы", начиналась славная история гребли России. Первые Императорские Яхт клубы... Первые гребные клубы России... Великие имена, заслуженные спортсмены и тренеры... Мы хотим всего лишь продолжить славные традиции!.. Мы будем - и Вы будете - их продолжать вместе с КаноэСпорт!”