ruenfrit
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me


Марина Литвинчук. Муж в байдарку не сядет

Марина ЛИТВИНЧУК — фигура в гребле на байдарках совсем не новая, но раскрывшаяся в этом сезона с абсолютно новой стороны. В 2010 году после серебряной медали на чемпионате мира на 22-летнюю девушку, выступавшую тогда еще под фамилией Полторан, уже следовало обратить внимание.

В связи с бронзой в четверке в Лондоне-2012 ее имя необходимо было крепко-накрепко запомнить. А по итогам 2015 года — говорить в контексте едва ли не главной олимпийской надежды. Не случайно на награждении призеров Европейских игр журналисты дожидались из женской половины именно Марину. Впрочем, две золотые награды в Баку стали лишь вишенкой на торте главного триумфа — на первенстве планеты в Милане, где Литвинчук стала трехкратной чемпионкой! И это, безусловно, повод, чтобы узнать о спортсменке больше и представить ее читателям. Звонок корреспондента “ПБ” предсказуемо застал нашу героиню за будничной работой.


— Нахожусь в Гомеле на сборе. Это уже второй после небольшого перерыва. Первый, втягивающий, был в октябре. Здесь же пробудем до 26 ноября, после чего отправимся во Францию.

— На малой родине часто бываете? Вымирает нынче деревня?
— Это Бабуничи Петриковского района. Стараюсь на выходных навещать ее по возможности. Или между сборами, если получается. Конечно, молодежь в основном уезжает оттуда, а люди в возрасте остаются. Но чтобы вымирала — нет. Держится еще! В агрогородок отчасти превращается.

— Большинство наших ведущих мастеров весла из глубинки. С чем это связано?
— Наверное, с тем, что на всем натуральном, домашнем находятся. Ну и желание, старание, естественно. Не без этого.

— Многие сетуют, будто тинейджеры чрезмерно увлечены компьютерами, телефонами...
— Действительно, соглашусь и присоединюсь. У кого ни глянь, смартфоны, планшеты, другие гаджеты. Надо все-таки больше заниматься спортом, уделять внимание физическому совершенствованию. Не просто так ведь в стране строятся разные сооружения: дворцы, площадки, стадионы.

— Сестра в гребле себя не пробовала?
— Она никогда отношения к спорту не имела. Да и сейчас не имеет. По образованию — педагог. В детском садике работает.

— Предоставь вам возможность прорекламировать греблю, как бы поступили?
— Чтобы дети, скажем, в летних лагерях могли бесплатно пробовать себя на воде. Кататься, ходить в тренажерные залы. Надо не банально садиться и грести — важно разнообразить нагрузки. У нас такой распорядок: в девять утра идем на канал, работаем там около двух с половиной часов. Дальше — на тренажеры. Остается время — сосредотачиваемся на других группах мышц: пресс, ноги. Затем отдыхаем. Около половины четвертого второе занятие, следом — общефизическая подготовка и бассейн. В общем, около 60 процентов тренировочного процесса проходит на воде.

— Часто приходится заставлять себя что-то делать?
— Это уже привычка. Скажу больше: любимая работа, от которой и сейчас получаю удовольствие. Всякое бывает. Когда что-то не выходит, и плохие мысли голову занимают. Тогда убеждаю себя: если избрала такой путь, надо идти до конца. Руки опускаются, если получаешь травму. Ничего не хочется делать, однако потом откуда-то берутся силы. Правда, такой уж глубокой психологической ямы не припомню.

— Вы когда-нибудь плачете? Или ваш спорт исключительно для мужественных?
— Безусловно, случается. Не только от радости, но и от грусти. Все пытаются не унывать, однако иногда этого не избежать. Например, на чемпионате Европы 2014 года, где разыгрывались лицензии на Европейские игры в Баку, у нашей четверки выпал руль. Тогда действительно огорчились до слез. Мы были хорошо готовы, могли претендовать на многое, но вмешался технический сбой. Вообще, это большая редкость. Почему в данный момент и именно с белорусской байдаркой? Задавала себе такой вопрос. Видимо, подстроили, кому-то было на руку. Ведь просто так подобное не происходит. Теперь уже сложно судить, как все было на самом деле. Впрочем, все равно с конкурентами общаемся, не сторонимся.

— Выходит, мир гребли не совсем и дружественный. Чашку на столе оставите, если рядом соперница и никого больше?
— Ой, думаю, не только у нас, но и в большом спорте в принципе, доверительных отношений практически не встретишь. После множества допинговых скандалов любой стремится к предосторожности. Пусть временами и излишней. Я всегда забираю свои инвентарь, личные вещи и прочее. Чтобы они или находились прямо перед глазами, или лежали в сумке.

— Гребцы так же бережно относятся к средству передвижения, как и автомобилисты?
— Разумеется! И за лодкой, и за веслом ухаживаю с максимальным трепетом. После каждой тренировки обязательно вытираю их, если позволяют погодные условия. А значит, почти всегда. Периодически достаю “баночку” (“сидушка”. — “ПБ”.), смотрю, закручены ли упоры. Если нет, привожу в надлежащий вид.

— Нормальная практика, когда уходом за байдаркой занимается сам атлет?
— Это у биатлонистов имеется специальный персонал, который возится с инвентарем. У нас же за сохранность отвечает только сам спортсмен. Может, изредка, перед соревнованиями, фирмой полируется лодка. В остальном все на совести ее владельца.

— Такой порядок характерен и для Западной Европы?
— Там люди не столь внимательны к собственным суднам. Впрочем, если начистоту, и у нас встречается аналогичное отношение: закончил занятие на воде — и ушел. Кто именно, не просите, не выдам. Другое дело, что на Западе федерации чаще обновляют соответствующий парк. Фактически каждый год соперники получают все новое. Логично, им незачем тратить усилия на содержание байдарочного имущества.

— Во время заезда с лодкой беседуете?
— Не без этого! У меня такое случается. Когда дистанция длинная, успеваешь подумать обо всем на свете. На своей волне находишься, что только в голову не лезет.

— А вслух какие-то словечки вырываются?
— Временами. Если едешь в экипаже 200, 500 или 1000 метров, особо отвлекаться на разговоры не приходится. Иная ситуация — пять километров, а тебя задевают веслом или ударяют по лодке, где, между прочим, находится руль. Это не шутки: и весло может из рук выскользнуть, и сам запросто вывернуться! Эмоции зашкаливают, сдержаться, согласитесь, невероятно сложно. Один раз промолчишь, другой, но на третий уже точно ответишь. Причем конкуренты идут на провокации абсолютно осознанно! За такое могут и дисквалифицировать. Хотя за тысячу-полторы метров до финиша судьи наверняка не разглядят нечестной игры.

— Пострадавший имеет право оспорить результат. Поправьте, но от нашей стороны апелляций не припомню...
— Вот на последнем чемпионате мира как раз британская команда решила опротестовать мою победу. За то, что неровно поводила Лани Белчер и других девчонок по волне. Там своя специфика, не суть важно. Главное — это не запрещено. И тем не менее англичане постфактум захотели лишить меня золотой награды. Тот, кто второе место занимает, частенько что-то выдумывает.
Относительно нашей сборной: предпочитаем доказывать все на воде, играть по правилам и не сражаться за медали кулуарным путем. Тоже пытаюсь вспомнить протест от белорусов, но не удается. И дело совершенно не в деньгах, как можно подумать. Ежели рекламация подается тотчас по окончании состязаний, никаких денежных взносов не требуется.

— На финансирование гребля жалуется? Или у вас относительное благополучие?
— Бывает в чем-то и отказывают. Однако отношусь к этому с пониманием: в Беларуси много видов спорта поддерживается, не только байдарка и каноэ. Впрочем, сейчас, тьфу-тьфу, все более или менее хорошо. Хотелось бы, чтоб и дальше к нашим просьбам прислушивались, чтобы нас уважали, помогали. Ведь мы отдаем здоровье во благо страны, государственного флага.

— В Милане на мировом первенстве он поднимался трижды. Ожидали такого успеха?
— Как в таких случаях говорят, мечтала. Но столько золотых медалей на самом деле стали отчасти сюрпризом. Долго осознавала произошедшее, и совсем недавно полностью пришло понимание того, что совершила. Однако все закономерно: проделанная работа дала результат.

— Довели до вашего сведения задачу на Олимпиаду?
— Медаль в четверке.

— У мужчин разыгрывается на один комплект наград больше. Несправедливо?
— Слышала, есть намерение в 2020 году включить в программу Игр женское каноэ. Следовательно, за счет сокращения чего-то иного. Кто-то в любом случае пострадает. Пока, думаю, достаточно и четырех дисциплин. Хотя не скрою: хотелось бы больше.

— Столько золота в Рио — и придется президенту еще одну звезду героя давать...
— Ха, дай бог повторить этот подвиг. Очень сложно будет, ведь и соперники не дремлют. А вообще, конечно, это снова вопрос расширения байдарочной программы на Олимпиаде — раз. Ну и мне в лодку моторчик непременно поставить — два.

— Ваша партнерша Маргарита Махнева присутствовала на инаугурации Александра Лукашенко. Вас не звали?
— Поначалу звали, но потом оказалось, что количество приглашенных от мира спорта должно быть меньшим. В итоге меня “сократили”, а из всей команды гребли осталась лишь Маргарита. Хотя я совсем не в обиде.

— Говорят, в вашей байдарочной команде Марина Литвинчук — лучший знаток английского...
— Ну… возможно. Правда, не могу сказать, что отлично им владею. Очень многое понимаю, но изъясняться все-таки тяжеловато. Над этим в сборной работаем. Скажу откровенно: когда появляется свободная минута, зачастую как раз обращаюсь к “инглишу”. Хочется устранить этот маленький образовательный пробел — ради более тесного контакта с теми, кто владеет иностранным. Телефоны, планшеты, о чем мы уже говорили, сегодня широко доступны.

— Опять же говорят: ваша команда прибегает к услугам психолога. В чем может заключаться выгода?
— Не всегда, кстати, его помощь используем. В Гомеле на сборах с нами трудится Юлия Алексеевна Кугаева. С нею просто беседуем, какие-то бытовые обстоятельства рассказываем. Она предлагает особые дыхательно- настраивающие упражнения, йогу, всевозможные растяжки, которые могут помочь перед стартом.

— Тренера вторым папой назовете?
— Действительно, Геннадий Николаевич Галицкий, уже не первый раз говорю, для меня как отец. Это не просто наставник, а очень понимающий и ценящий тебя человек. Он всегда даст нужный совет, поддержит, приободрит.

— Знаю, вам неоднократно доводилось бывать на телевидении. Волнительно?
— Раньше много больше тревожилась. Сейчас уже, можно сказать, привыкла. Поэтому спокойно ко всему отношусь. Вообще, не чувствую себя какой-то медийной персоной.

— Теннисистки и биатлонистки используют макияж во время стартов. А вы?
— У нас никто. Только во вред будет. И не важно, тушь хорошая или не очень. Все эти “тональники” не настолько водостойкие, чтобы рисковать их применять. Особенно если сидишь на третьем-четвертом номере в квартете. Там часто в глаза вода попадает, а значит, тушь может просто помешать обзору. Это даже не говоря о том, что макияж мало комфортен во время заездов.

— Какое впечатление оставил Рио-де-Жанейро и тамошний канал?
— Толком другие олимпийские объекты посмотреть не удалось. Только “познакомились” с водой. И хочу заметить: таких ужасных условий раньше нигде не встречала. Слишком много травы, на финише очень мелко. Направление и сила ветра меняются по шесть раз за час. Немерено грязи, вода морская. Надо будет позаботиться насчет очков, чтобы соль глаза не разъела. Потому что в четверке сидеть невозможно всем, кроме первого номера. Причем почти наверняка к следующему августу ничего не изменится, поскольку компания, занимавшаяся очисткой канала, обанкротилась. Разве что траву немного покосят. Впрочем, не это главная проблема: на финише глубина очень маленькая.
Что касается местного населения, то с ним практически не общались. Ведь известно: в Бразилии высокая преступность. Ничего, кроме океана, и не видели.

— Наше руководство не исключает борьбы за право проведения Европейских игр 2019 года. Поддержите?
— Обеими руками. В стране довольно много спортивных сооружений, которые способны принимать соревнования самого высокого уровня. Есть и залы — гимнастические, легкоатлетические, — и велотрек. В общем, всего хватает. Наверное, почти все спортсмены с одобрением отнесутся к такому мероприятию.

— Больной для многих титулованных атлетов неигровых видов вопрос — квартирный...
— Своего жилья нет. Все обещали да обещали. Уже давно жду. Мозырь, Гомель — неважно где. Не откажусь, если и в столице предложат жилплощадь. Запросто переехала бы.

— Как дела у мужа? Артур Литвинчук еще форму поддерживает?
— Бывших олимпийских чемпионов не бывает. Временами тренируется, со мной в зал ходит, когда-нибудь на велосипед сядет.

— Кто сядет за весла, если решите отдохнуть, взяв лодку?
— Ха, если в лодку, то он. А вот в байдарку, думаю, не сядет. Здесь уже мне придется брать все в свои руки.

Источник: Прессбол-онлайн

Видео

View all videos

Календарь мероприятий

Ноябрь 17
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

International News

CanoeSport FaceBook

Интервью

Ольга Федоровна Медведева
Спортивная школа гребли Медведевых

Школа гребли Медведевых

“Люблю свой город! Он замечательный! Неслучайно здесь, где Петр "в Европу прорубил окно", "на брегах Невы", начиналась славная история гребли России. Первые Императорские Яхт клубы... Первые гребные клубы России... Великие имена, заслуженные спортсмены и тренеры... Мы хотим всего лишь продолжить славные традиции!.. Мы будем - и Вы будете - их продолжать вместе с КаноэСпорт!”